Нерешенные вопросы адекватной терапии недостаточности глюкокортикоидной функции

2 507 просмотра

Более чем через полвека после того, как Эдвард Кэлвин Кенделл (Edward Calvin Kendall), Филип Шолтер Хенч (Philip Showalter Hench) и Тадеуш Рикштин (Tadeus Reichstein) в 1950 году получили Нобелевскую премию по медицине и физиологии за исследования структуры и биологических эффектов гормонов коры надпочечников, даже в наши дни, в ходе заместительной терапии препаратами глюкокортикоидных гормонов не удается адекватно воссоздать суточный профиль их эндогенной секреции

Физиология глюкокортикоидной функции
Бывает так, что применение нового метода в, казалось бы, глубоко изученной области дает неожиданные результаты. Так произошло в 1991 году, когда N. Esteban и сотрудники на основе данных термоструйной жидкостной хроматографии/масспектрометрии с разведением стабильных изотопов выявили более низкую, чем это считалось ранее, величину суточной продукции кортизола у здоровых лиц молодого и среднего возраста, причем независимо от пола – 27,3±7,5 мкмоль/сут (что соответствует 9,8 мг/сут или 5,7 мг/м2/сут). Поразительно идентичные результаты двумя годами позднее были получены группой J. Kerrigan методом деконволюционного анализа.[1] Авторы применили компьютерное моделирование на основе последовательных измерений концентраций гормонов и уточненных данных о времени полужизни последних, определив в результате уровень суточной продукции кортизола 5,7±0,3 мг/м2. До этого длительное время не вызывала сомнений величина 12–15 мг/м2/сут.
Дальнейшая судьба кортизола в организме зависит от транспорта в циркуляторном русле и утилизации. Приблизительно 90% гормона в крови человека находится в связанном с белками плазмы виде, причем преимущественно – с кортизол-связывающим глобулином (Larsen P. et al., 2003). Концентрация же свободного котизола варьирует в широких пределах – от порядка 1 нмоль/л на базальном уровне до почти 100 нмоль/л в момент суточного пика (Seckl J., Walker B., 2001). В свою очередь, кортизон представляет собой практически не обладающий активностью стероид, циркулирующий в крови преимущественно вне связи с белками в концентрации 50–70 нмоль/л при отсутствии заметных суточных ее колебаний. Главный механизм образования кортизона представлен системой энзима 11-b-гидроксистероиддегидрогеназы типа 2 (11-b-hydroxysteroid dehydrogenase-type 2 – 11-b-HSD-2) в почечной паренхиме, регулирующей доступ глюкокортикоидов к ядерным рецепторам на пререцепторном уровне. В отличие от этого, энзим 11-b-гидроксистероиддегидрогеназа типа 1 (11-b-hydroxysteroid dehydrogenase-type 1 – 11-b-HSD-1) конвертирует кортизон в кортизол, усиливая тем самым стероидный сигнал в клетках-мишенях (Seckl J., Walker B., 2001, 2004; Tomlinson J. et al., 2004).
Продолжение следует


[1] Термин обобщает класс математических алгоритмов определения скоростей и коэффициентов нелинейного взаимодействия в турбулентных системах на основании статистических моментов третьего порядка в пределах измеренного спектра флуктуаций; впервые упоминается в работах Ch.P. Ritz и E.J. Powers в 1986–1989 гг. (Baver D.A., Terry P.W., 2005). В гормональных исследованиях метод применен впервые J. Veldhuis и M. Johnson (1992).