Несколько слов о Викторе Суворове

1 779 просмотра

“Из “конторы” уходят лишь двумя путями: или в наручниках, или ногами вперед”
Леонид Колосов
советский разведчик


Неординарный взгляд Богумила Костова на Виктора Суворова и его оппонентов (“Феномен “Ледокола” или ПОЧЕМУ Виктор Суворов РОДИНУ ПРЕДАЛ” в рамках статьи “Нетрадиционная сексуальная ориентация и ее использование спецслужбами”) вызвал ряд интересных откликов, в том числе и от профессионалов спецслужб.

Предательство…, измена… Слова, заставляющие содрогнуться любого человека, особенно когда речь идёт о жизни, личной или общественной безопасности, благополучии семьи, коллектива или даже страны. Предатели, изменники всегда осуждались обществом, поскольку их поступки приносили ему вред. Отрицательное отношение к предательству на конкретных примерах и фактах непременно закладывалось в основу формирования общественного сознания, а соответственно и господствующей в стране (в определённых исторических условиях) нравственности. Достаточно вспомнить гоголевских персонажей Тараса Бульбу и его сына Андрея. Но даже в нашу эпоху повышенного внимания к правам личности, усиленной пропаганды принципов глобализма, космополитизма и им подобных отношение к измене Родине остаётся антиподом понятию патриотизма. А так ли уж много истинных патриотов, готовых жертвовать своим благополучием во имя построения прекрасного будущего? Служба в армии предполагает принятие присяги на верность Родине (или правящей элите, её олицетворяющей?). Более того, склонение к сотрудничеству со спецслужбами информированных представителей другой страны остаётся главной задачей любой разведки. Поэтому, несмотря на все усилия власть имущих, история человечества изобилует фактами предательства. В чем же его причины? Руководители разведки утверждают, что есть две основных причины измены клятве: идейная и материальная. С одной стороны – верность присяге, и рядом – склонение другого к предательству, отношение к которому должно быть самым благоприятным. Происходит как бы соревнование между противоборствующими спецслужбами: чья возьмёт? Впрочем, не так уж редки случаи и добровольного предложения своих услуг иностранной разведке и, что небезынтересно, в том числе и среди представителей спецслужб. Чтобы опорочить предателя в глазах соотечественников, каких только недостатков ему не приписывают! (А у кого их нет?) А ведь известны случаи, когда агенты отказываются от денежного вознаграждения, хотя и не разделяют идейных взглядов своего иностранного руководителя. Следовательно, в основе предательства лежат глубокие, не видимые с первого взгляда психические качества личности. В своё время, обращаясь к Горькому, Ленин просил его помочь разобраться в причинах того, что толкнуло Малиновского на выдачу руководства большевистской партии царскому правительству. По глубокому исследованию материалов дела, “инженер человеческих душ” так и не смог ответить на этот вопрос. Двух одинаковых случаев предательства не бывает. Массовые явления, конечно, можно классифицировать по тем или иным признакам. Но вряд ли они помогут установить истину, и тем более предотвратить подобные случаи в будущем. Воспитать идеального разведчика, а затем клонировать его – задача нереальная, поскольку общество развивается такими стремительными темпами, что педагогика просто не успевает их осмысливать. Каждый родитель подтвердит правоту этих слов. Любой профессиональный коллектив представляет собой слепок общества. Даже в идеальном государстве исключить предательство вряд ли удастся. Но там будут отсутствовать идейные причины – наиболее опасный вид этого явления.
Мы ещё плохо понимаем, что такое государство. И даже в советское время нас пичкали иллюзией о совершенстве государственного устройства и о самом справедливом обществе. Совершенное государство не могло бы так печально закончить своё существование. Чревато смертельным недугом оно было уже давно, а к финалу болезнь значительно обострилась. Подготовленный разведчик не только хорошо понимал в своей работе пороки буржуазных обществ, против которых ему приходилось работать, но вместе с тем осознавал и кризисное состояние своего государства. Разведчик видит ошибки своего руководства, а поэтому от того, кто позволял себе критические замечания в адрес руководства, чаще всего избавлялись. Известно, что лучшие кадры армии и разведки были уничтожены сталинским режимом.
Кстати, видимо та же причина лежит в основе согласия на сотрудничество с нашей разведкой и представителей так называемых “демократических” государств. Возможно, некоторые из них верили советской пропаганде, а возможно им просто не хватало объективной информации. Противоядием предательству могло бы служить образцовое поведение и принципиальная позиция непосредственных руководителей разведчика (и государства вообще). А этого-то как раз и не было. Преступное государство формирует преступников на официальных должностях. Чтобы увеличить свою роль в системе государства, высшее военное руководство далеко не всегда подавало наверх объективную информацию. А иногда даже действовало исключительно в личных интересах. Информация – сила. А поэтому авторитарный руководитель всегда ограничивал доступ подчиненных к объективной (читай – “секретной”) информации. И тем более препятствовал принятию ими самостоятельных решений. Трудно кого-то ещё винить в развале СССР, кроме высшего руководства страны. Для него устоявшаяся позиция и стабильное положение в обществе родственного властного клана были неизмеримо важнее, чем своевременная адаптация системы к постоянно меняющимся внутренним и внешним условиям. Старая система не была готова к реформам.
Незадолго до развала СССР командование советской разведки инициировало в органах дискуссию на тему: “Разведка – это искусство или ремесло?”. К искусству должны быть данные, а к ремеслу – исполнительность. Совершенно очевидно, что речь шла об оперативных кадрах. Настоящий разведчик – это, прежде всего аналитик, а не технический исполнитель элементов операции. А именно последними хотели бы видеть оперативных работников генералитет советской армии и ЦК КПСС. Но знания и навыки кадрам давали превосходные. Да и отбирали в разведку незаурядных. Перевести исследователя, а фактически ученого, на уровень пресмыкающегося перед сильными мира сего – это уже издевательство над личностью. Разведчик должен иметь право в исключительной ситуации (а разведка практически всегда имеет дело с исключительной ситуацией) принимать самостоятельные решения, высказывать свои взгляды на вопросы безопасности Родины. Особенно это чувствовалось перед развалом СССР. Многие разведчики пытались информировать ЦК об угрозе безопасности страны. Сигналы игнорировались (совершенно так же, как перед началом Великой Отечественной войны!), а разведчиков отзывали из-за рубежа или увольняли из органов. А именно в это время работал капитан ГРУ Владимир Резун. Не оправдывая его поступок, необходимо всё же согласиться с тем, что он отлично представлял себе своё будущее в СССР.
Заглядывая в будущее, можно прогнозировать, что до формирования демократического общества, в котором труд и талант человека будут оцениваться по достоинству, исключить подобные случаи вряд ли удастся. Сегодня за рубежом работает до 8 миллионов молодых, образованных и талантливых граждан Украины! Разве это не повод для беспокойства о безопасности страны? И кто в этом заинтересован?

Автор:
А.Н. Варварич