Нетрадиционная сексуальная ориентация и ее использование спецслужбами (часть III)

3 301 просмотра

Феномен “Ледокола”
или ПОЧЕМУ Виктор Суворов РОДИНУ ПРЕДАЛ
(окончание)

Поединок
В этот день Он проснулся намного раньше, чем обычно. Несколько минут полежал, словно прислушиваясь к чему-то, затем встал, бесшумно сделал зарядку. Прошел на кухню и заварил кофе. Ложечка армянского коньяка придала неповторимый вкус напитку. Он смотрел на ночную Москву, но мысленно был на берегах Темзы. Последний глоток кофе и Он вернулся в свой кабинет, который одновременно служил ему и спальней.
Полученное задания гласило: написать книгу-легенду о Резуне-Суворове и мотивах его предательства. Он сел за стол, открыл толстый пакет с документами и долго рассматривал фотографии Резуна, затем углубился в изучение послужного списка.
Сценарий будущей книги был прост. На основе личного дела и собранных материалов доказать, что в основе предательства Резуна лежала гомосексуальная ориентированность плюс суммарный бионегатив: трусость, меркантильность и жадность.
Дополнительно требовалось обгадить англичан – сотрудничают с бывшими нацистами (Абвер, Гестапо); дают политическое убежище всякой сволочи типа Резуна, Гордиевского, Литвиненко. Также было разрешено в негативном плане показать Изотова, но категорически запрещено трогать ЦРУ и Полякова.
Кроме того, необходимо было убедить широкую общественность в том, что книги пишет не сам Суворов, а специально созданные СИС творческие коллективы из разведчиков, контрразведчиков и литераторов на содержании.
И, наконец, сделать Резуну вербовочное предложение: Вернись Володенька, покайся, – мол Бес меня, в лице СИС, попутал “Аквариум” с “Ледоколом” на себя взять, – и отрекись от ереси своей антисоветской! Тогда простится тебе все содеянное!
Он откинулся в кресле и встретился глазами с Дзержинским, фотографией на белой стене. Ему показалось, что “железный Феликс” смотрит на него укоризненно: “Авгиевы конюшни нельзя чистить в белых перчатках. Кто считает, что в Чека можно работать в белых перчатках, тот не понимает ничего…” (Гладков Т.К., Смирнов М.А., 1969). Тут же в памяти всплыло и высказывание одного из руководителей контрразведки КГБ: “… на то мы и чекисты, чтобы чистыми руками иногда выполнять грязные задачи во имя коммунистических идеалов” (Любимов М.П., 1998).
В душе растаяли последние сомнения, и Он твердой рукой вывел на обложке голубой папки:
Александр Кадетов
Как Виктор Суворов предавал “Аквариум”
* * *
Над Темзой вставал туманный рассвет. Виктор проснулся как обычно, тихо, чтобы не разбудить Татьяну, встал и прошел на кухню. Мишка и Гришка встретили его тихим приветствием – Мяу. Себе – традиционный утренний чай, котам – любимый завтрак, и в кабинет. Начинался новый трудовой день.
Виктор взял пустой железный ящик и на этикетке написал:
Виктор Суворов
Тень победы

Секс-фантазии о “детских шалостях”

[one_third_last]“Нужно врать, как дьявол. Не робко, не раз, а смело и всегда.”
(Вольтер)

“Чем больше ложь, тем в нее больше верят, тем она действует сильнее.”
(Йозеф Геббельс)[/one_third_last]

В деле критики книг Виктора Суворова используются разные методы. Были попытки создать работы, как бы полностью научно опровергающие их. Были попытки создания работ, в которых пытались как бы подвергнуть мощной критике отдельные вопросы, поднимаемые в книгах В. Суворова. Затем антирезунисты взяли на вооружение творческий метод “перехода на личности”.
Говоря о Викторе Суворове, я не собираюсь делать анализ произведений, написанных им или его оппонентами, а также приводить доказательства истинности или ложности фактов, на которых построен “Ледокол” или его опровержения. В рамках данной статьи я рассматриваю только варианты и механизм использования спецслужбами нетрадиционной сексуальной ориентации. В том числе и как средство дискредитации личности, используя в качестве примеров А. Гитлера и В. Резуна.
В детстве Владимира Резуна ничего порочного Кадетов найти не смог. Военная семья, стойко переносившая все тяготы и невзгоды жизни. Отец-фронтовик, мать-труженица. Поскольку отец мечтал о военной карьере сыновей, то Владимир был отдан в суворовское училище. И именно здесь Кадетов начинает плести секс-интригу…
“… Последние два года пребывания в училище стали для Резуна самыми трудными и мучительными. Воронежское суворовское училище расформировали в 1963 году, и суворовцы переехали доучиваться в Калинин… Появились другие, более жестокие ребята, которые оказали на Резуна самое негативное влияние. Высокий, красивый, сильный, с явно выраженными садистскими наклонностями, К. любил поиздеваться над слабыми, наслаждаясь своей силой. После отбоя он перебирался к Резуну в кровать, сжимал его в своих объятиях крепкими мускулистыми руками, целовал его пухлые девичьи губы, заставлял Владимира отвечать на ласки”. (С. 64–66)
Знаешь ли ты, читатель, что из себя представляет спальное помещение роты? Это большой прямоугольный зал, в котором размещено несколько десятков (в зависимости от количества курсантов в роте) кроватей. Кровати стоят длинными рядами, по две вместе, аккуратно заправленные одеялами. Между каждой парой кроватей – проход. В проходе, у изголовья, личные тумбочки. В ногах табуретки, на которые после отбоя аккуратно складывается обмундирование.
Внутренний распорядок строг, ведь дисциплинированность должна быть в крови у будущих офицеров. Вечерняя прогулка (с посещением туалета), вечерняя проверка и отбой. По команде “Отбой!” нужно быстро раздеться, аккуратно сложить обмундирование на табуретку, лечь в постель и укрыться одеялом! Разговоры и хождения после команды “Отбой” запрещены. Нарушителя ждет наряд вне очереди или лишение очередного увольнения в город.
За соблюдением порядка следит дежурный по роте. А над дежурным по роте стоят дежурный воспитатель и дежурный по подразделению. И все они обязаны проконтролировать, чтобы все курсанты после отбоя были в своих постелях! А если кого-то нет, то это ЧП. Отсутствие в казарме после отбоя считается самовольной отлучкой, со всеми вытекающими последствиями. Есть еще и дежурный по училищу со своими помощниками, которые контролируют всех нижестоящих дежурных.
И если один курсант лег в постель к другому, то не только они оба будут наказаны, но и соответствующие дежурные. Этим вопросом немедленно займутся командир роты и замполит. В училище вызовут родителей. К педерастии в те времена отношение было очень строгое. Кстати, а чем занимался дежурный по роте в то время, когда некий К. целовался с неким Р.? А чем занимались курсанты, которые лежали на соседних кроватях? А чем занимались остальные курсанты под звук поцелуев и возбужденного шепота К.? Фантазировать не буду, поскольку сдается мне, что оболгал Кадетов здесь и Резуна и всю Шестую роту Калининского СВУ.
В 1965 году Владимир Резун закончил обучение в суворовском училище и по разнарядке Киевского высшего общевойскового командного училища отправился к новому месту службы. В КВОКУ Резун попал в суворовскую роту. Из ста курсантов девяносто пять были суворовцами из разных училищ. Через несколько дней приняли присягу и потекли учебные будни…
Не рискнул Кадетов бросить тень на КВОКУ и на время оставил “голубизну” в покое. Даже отметил, что “на третьем году обучения к Резуну пришла первая любовь”. (С. 76). Но что-то не сложилось у Владимира с Оксаной и, как сказал русский поэт, “любовная лодка разбилась о быт”…
В 1968 году В. Резун успешно закончил училище, получил звание лейтенант и был направлен в распоряжение Прикарпатского военного округа в город Львов.

Екатерина, брошенная любовь
В конце марта 1969 года встретились двое. Ее звали Катя и училась она в Садгорской школе-интернате, а его звали Володя и был он 22-летним лейтенантом, проходившим службу в Прикарпатском военном округе, 1-й батальон 145-го гвардейского Будапештского учебного мотострелкового полка. ЕкатеринаНельзя сказать, чтобы лейтенантик поразил девушку своим видом. Невысокий, да и лицом не красавец. Но стоило ему заговорить, и он сразу очаровал молоденькую провинциалку. В нем чувствовался шарм, нестандартность и интеллект. А встретились они на квартире Катиного дяди, у которого квартировал Володя. Катя забежала к дяде после занятий, под рукой держала учебник истории. Познакомились… Катя сказала, что заканчивает 10-й класс. Тут Володя и выдал: “Что это у тебя? История? Ты ее не очень-то учи. Наша история для не умных людей. А мы с тобой умные. Ты же будешь поступать в институт. Учи химию, физику, немецкий. Я тебе помогу. А история в твоей книге – это чушь. СССР – самая миролюбивая страна?! Она же самая агрессивная, у нее самая большая армия. А народ – нищий. Потому что только 18 процентов национального дохода идет на народ, а остальное на армию и вооружение”.
Как ты уже догадался, читатель, Володя – это Владимир Резун. А как он с Катей познакомился, и какая у них любовь была, мне Катя рассказала. И не только мне одному, но и читателям черновицкой газеты “Час 2000” (28 июля 2000 г., № 31).
Так вот, Катя свидетельствует, что в те времена Владимир на всех встречах с ней говорил о милитаристской сущности СССР. И хотя его слова не вязались с текстами в учебниках, ей хотелось его слушать! Ее дядя Илья, тоже очень любил слушать рассуждения Владимира. Но всегда, по окончанию импровизированной лекции, предупреждал: “Ты далеко, парень, пойдешь. Но у тебя такой разгон, что можешь не успеть затормозить, и очутишься там, где белые медведи по льду катаются”.
Повезло Резуну на порядочных людей, не нашлось среди них агента КГБ, который бы его антисоветские беседы соответствующим образом задокументировал и оперативнику доложил. Иначе получил бы он срок за “антисоветскую пропаганду и агитацию” и отправился в один из мордовских лагерей. Там продолжил бы свои разговоры с Черноволом, Шевченко, Лукьяненко, Стусом, Марченко и другими украинскими диссидентами.
Они встречались уже около года… Владимир безумно любил армию, ходил только в военной форме. У него даже гражданского костюма не было. Их отношения застыли на разговорах о танках, БТР-ах, Сталине и Гитлере. Иногда он нежно брал ее за руку, молча смотрел в глаза. В начале 1970-го года в разговоры с Катей о войне, оружии и армии начали вклиниваться интимные мотивы. Его долгая сдержанность вполне объяснима. Катя была несовершеннолетняя, а он – офицер Советской Армии. И вступи он с ней в интимные отношения, и узнай об этом командование части, где он служил – последствия для него были бы плачевны. Но жизнь берет свое… Однажды случилось то, что должно было случиться. Конечно, он был неумел и грубоват, точнее груб в страсти, но в военных училищах СССР не учат обращению с женщинами в постели. Владимир сказал, что они будут вместе, и Катя ему поверила. В то время она училась на вечернем отделении факультета иностранных языков Черновицкого университета, а он готовился продолжать военное образование в Военно-дипломатической академии. В середине 1970-го года Владимир ездил на собеседование во Львов. Рассказывал потом Кате, что зачислен в Академию и снова повторил: “Мы будем вместе!”
Последний раз Катя видела Владимира Резуна 10 октября 1970 года. “Мы будем вместе”, – сказал он и… исчез, навсегда.
Года через три Катя написала письмо его родителям. Ответ пришел сразу. Мать Владимира писала, что Владимир хотел жениться, подавал документы, но ему не разрешили соответствующие “органы”. Возможно, дело было в Катиных родственниках (дед раскулачен, отец был в плену…). Сообщила также, что Владимир женился, и его направляют работать за границу. Просила оставить все как есть.
Жизнь у Кати не удалась… Но, до сих пор она считает, что если бы Владимир на ней женился, то непременно стал бы генералом. Талантлив он был и до фанатизма любил армию.

“Голубые” в ГРУ
Служба во Львове… Резун отлично зарекомендовал себя на должности командира танкового взвода и осенью был назначен в разведотдел армии.
“… Началась совершенно новая служба, которая повлияла на карьеру, определила всю дальнейшую его жизнь. Мурашки пробегали по его спине, когда он вспоминал своего начальника в разведотделе армии, который снился потом ему по ночам в течение многих лет. Резун вскакивал с постели, ощупывал себя и, убедившись, что это просто кошмарный сон, успокаивался и ложился. Но ему снова и снова снилось, что звонит телефон и пьяный голос в трубке требует немедленно зайти. Резун преодолевая липкий страх, поднимается по пустой лестнице в кабинет. Начальник вынимает из сейфа бутылку водки. Наливает. Приказывает: “Пей!” “Я не хочу”, – робко возражает Резун. “Пей! Я тебе говорю!” Давясь Владимир пьет. “Я тебя сделаю человеком. Будешь работать в ГРУ. Офицер разведки должен уметь пить, и много пить. Я тебя научу и сделаю настоящим разведчиком”. Резун пьет через силу, подчиняясь начальнику. Быстро хмелеет. Начальник подходит к размякшему Резуну. Глаза у него наливаются кровью, как у разъяренного быка. Мутными глазами смотрит он на свою жертву и, шевеля пьяными непослушными губами, говорит: “Ты что, правда, во всем этом не находишь наслаждения или только притворяешься?” “Не нахожу”, – слабым голосом отвечает Резун. “Жаль, надо искать и находить наслаждение и удовольствие в муках и страданиях. Это – высшая стадия наслаждения. Она доступна только сильным, сверхчеловекам. Ты еще молод. Не понимаешь. С годами поймешь. Наслаждение, когда тебе подчиняются другие люди. Ты должен стремиться к этому. Я научу тебя это понимать. Ты будешь мне благодарен до гробовой доски, мальчик. Прожить на этом свете можно, только перегрызая глотки другим. Если этого не сделаешь, перегрызут глотку тебе. А теперь иди”. Резун сам принадлежал к тому же племени извращенцев” (С. 106–107)Владимир и Татьяна
Да, хорош начальник разведки армии полковник Кривцов! Законченный алкоголик, ницшеанец и педераст! Возникает масса вопросов к Кадетову: “Неужели никто не ведает о порочных склонностях Кривцова? А с кем он, простите, сожительствовал до появления Резуна в разведотделе? А чем занимается Политотдел армии? А чем занимаются доблестные особисты? Старший офицер еле шевелит пьяными губами, от него за версту несет водкой, и никто ничего не видит, никто ничего не знает?” НЕ ВЕРЮ, как говорил Станиславский, НЕ ВЕРЮ!

“Голубые” в СИС
А Кадетов все плетет секс-интригу. Теперь уже в Женеву переместился. Описанию сцены в служебном кабинете Фурлонга позавидовал бы сам Ги де Мопассан: “От прикосновения Фурлонга по тему Резуна пробежала дрожь, словно его ударило током. Он почувствовал такое искушение, устоять перед которым у него не было никаких сил. А дальше все пошло так, как всегда. Его, как наркомана к дозе, потянуло к Фурлонгу…” (С. 189). Но оказывается “болезнью аристократов” страдает не только Фурлонг, но и сам генеральный директор СИС! И за педерастию, несмотря на несомненные заслуги и авторитет, изгнала его Маргарет Тэтчер в 1979 году с высокого поста (С. 231–232). Для многих отставка “мистера СИ” осталась тайной, но только не для Кадетова, разумеется.
Дальше с Резуном все было банально – операцию вербовки утвердили, на компромате вербанули, затем шантажировали и вывезли в Англию. И тут, надо сказать, сильно повезло Владимиру Резуну, что он меркантильным и трусливым оказался. “Ведь убийства и истязания стали повседневной практикой в деятельности СИС. Жестокость – национальная черта англичан… Собственно иудо-протестантский принцип “Цель оправдывает средства” всегда господствовал в британских спецслужбах” (С. 226). Был ведь случай незадолго до вербовки Резуна. “СИС предприняла неудачную попытку завербовать одного русского специалиста, который находился в стране в служебной командировке по линии МВТ… Кто-то из его близких родственников, кажется по линии жены, был высокопоставленным работником КГБ. Это и привлекло внимание английской разведки к работнику Внешторга. Англичане использовали свой любимый прием: подсунули ему женщину, надеясь, что компромат сработает. Русский оказался крепким орешком. Он отверг напрочь все предложения вербовщиков… Видя, что дело может кончиться международным скандалом, англичане пошли на убийство. Русскому сделали укол, введя смертельную дозу сильного наркотика. Чтобы скрыть следы, они извлекли у мертвеца мозг и исчезли. Однако русские врачи сумели определить причины смерти специалиста” (С. 225–226). А тут меркантильность и трусость Резуну жизнь спасла. И мозги. Теперь шевелит извилинами в Лондоне и кропает книжку за книжкой.

Вселенский заговор СИС
О, рыцари кинжала Альбиона! Безнравственности вашей нет пределов и конца!
Дженльтменство и разведка – вещи несовместимые. Соблазнение, шантаж и похищение Резуна – это мелочь, по сравнению с тем, что задумали и совершили потом британские спецслужбы. Чудовищный заговор против нашего славянского мира раскрывает Кадетов! Оказывается, подлая СИС, реализуя планы установления мирового господства (еще в 1939 году Джеймс Бонд у Гитлера копию его замыслов стащил, а позднее, в 1941-м на допросах в Шотландии, под пытками, Рудольф Гесс их подлинность подтвердил) привела к власти в СССР агента влияния!
Свидетельствует Кадетов: “Перед Резуном как перед бывшим военным разведчиком была поставлена задача написать о ГРУ книгу, а в дальнейшем поработать над темой о причинах развязывания Второй мировой войны… В помощь Резуну дали нескольких советологов, поднаторевших в “черной” пропаганде против Советского Союза” (С. 310).
Резун с компанией приступили к написанию “Аквариума” (С. 311).
Через некоторое время коллективный труд был закончен и представлен начальству на просмотр. Автора и его команду поблагодарили, прибавили несколько сребреников к зарплате, добавили лишний черпак похлебки в корыто, приказали перевести книгу на несколько иностранных языков. Переводчиков в СИС было хоть пруд пруди (С. 311).
Но начальство медлило с выходом книги, считая, что не пришло время запускать “Аквариум”. “НАДО БЫЛО ПОДОЖДАТЬ, КОГДА ИХ СТАВЛЕННИК, МЕЧЕННЫЙ САТАНОЙ, СТАНЕТ У РУЛЯ ПРАВЛЕНИЯ В СССР» (С. 311–312).
Уф-ф, закончил предложение и явственно услышал запах серы, это ж надо – Горбачев-то оказывается ставленник САТАНЫ и СИС. Эзотерика! А Кадетов свидетельствует дальше: “И такое время скоро настало.
— Запускайте «Аквариум! – скомандовали в Сенчури Хаус.
Через свою агентуру в средствах массовой информации многих стран мира СИС запустила подготовленную к печати фальшивку в продажу. На свет родился новый писатель, несостоявшийся разведчик. Книга “Аквариум” стала издаваться на средства спецслужб Запада массовыми тиражами, дурача наивных читателей и принося автору немалые барыши” (С. 312).
Черт побери, оказывается, покупая книги Суворова я финансово поддерживаю спецслужбы Запада и предателя лично, т.е. выражаясь языком Закона “оказываю пособничество врагу”. В памяти мгновенно всплыли процессы 30-х годов прошлого века против шпионов иностранных разведок, и я явственно услышал топот сапог на лестнице. НКВД, за мной… пронеслось в голове. Нет, сосед вернулся с воскресной рыбалки…
“А время шло. СССР развалился, превратился из некогда великой державы во второразрядный, раздираемый противоречиями сырьевой придаток Запада… Чтобы добить окончательно все здоровое, что осталось от СССР, надо было сочинить более солидную утку” (С. 312).
Когда Германия была разгромлена и схлынул страх перед угрозой фашистского нашествия, Запад принялся раздувать тему ответственности за развязывание Второй мировой войны. Советологи, связанные с разведкой, немало потрудились, чтобы вину за это возложить на нашу страну. Они лезли из кожи вон, стараясь доказать, что Советский Союз, дескать, способствовал наращиванию немцами военных мускулов, превратно истолковывая смысл договора о ненападении между СССР и Германией.
И вот горе-перестройщики во главе с идеологом партии, агентом влияния по совместительству (о коварная СИС! – Б.К.), А.Н. Яковлевым, вытащили на божий свет этот пакт и стали его мусолить, стараясь уличить Советский Союз и Сталина в тайном сговоре с фашистской Германией и Гитлером.Новое поколение
В этой обстановке как нельзя кстати оказался выращенный СИС “писатель” Виктор-Владимир Резун-Суворов. Такой шанс нельзя было упустить, надо было нанести удар по самому святому для советских людей, по памяти о Великой Отечественной войне. Надо было вырвать у русских самое дорогое – победу над фашизмом, обвинив нас в развязывании войны с фашистской Германией.
И вот за дело взялся Резун, но уже с другой зондеркомандой, сформированной из лжеисториков. Появилось на свет коллективное творение, обвинявшее Советский Союз в готовящейся агрессии против Германии под авторством Виктора Суворова в роли “военного историка” (С. 313–314).
Но, как оказывается, не только у власти в России агентура влияния британских спецслужб. Заговор проник и в СМИ.
“Российские средства массовой информации, превратившись в трибуну иностранных спецслужб, предоставили широкие возможности “писателю” для его “трудов”. По каналу НТВ был показан восемнадцатисерийный фильм “Последний миф” Владимира Синельникова по мотивам “Ледокола”, который ставил под сомнение нашу победу в Великой Отечественной войне и протаскивал бредовые идеи Резуна о готовившейся агрессии СССР против фашистской Германии” (С. 314).
А где же наши доблестные чекисты, призванные стоять на страже социалистических идеалов нашей Родины? Где “вооруженный отряд партии”? Чем занимается доблестное 5-е управление КГБ СССР, призванное бороться с идеологическими диверсиями империализма?
“В развале СССР большую роль сыграла пятая колонна, которую просмотрело 5-е управление КГБ СССР, а, скорее всего, видело эту колонну, но не смело тронуть”
(С. 312).
Ужас! И в 5-м управлении КГБ окопались враги!
А что же наши британские враги, как они поживают? Прекрасно!
“Английские спецслужбы могут быть довольны: операция с Резуном удалась на славу. Многие работники, принимавшие участие в ней, заслуженно получили повышение по службе (черт побери, умеют в СИС ценить и поощрять толковых сотрудников! – Б.К.). Один из руководителей операции по вербовке Резуна в Швейцарии стал даже заместителем генерального директора СИС, таинственного мистера Си (как ни крути, а выходит, что рядовой офицер ГРУ Резун оказался ценнейшим приобретением для британских спецслужб! – Б.К.). И главный исполнитель заказов СИС, предатель Родины, бывший разведчик Владимир Резун должен быть удовлетворен своей работой, приобретя “мировую” славу писателя. Ведь может случиться и так, что по ходатайству СИС Нобелевский комитет сделает его лауреатом в номинации “Борьба за мир” (о всемогущая СИС, нет для тебя ничего невозможного! — Б.К.)” (С. 314).

9 мая 1995 года, finale allegro
В ресторане “Арагви” Александр Кадетов встретился с бывшими соучениками Резуна – Алексеем, Сергеем и Владимиром. После выпитых нескольких рюмок разговор за столом оживился (С. 316).
— Ребята, – начал Сергей, – наш-то Иудушка расписался за бугром. В Мюнхене в книжном магазине на витрине видел его “Ледокол”…
— Я прочитал его “Аквариум”, – вмешался в разговор Владимир. – Другие его книги мне после прочтения “Аквариума” просто неинтересны…
— Но я, как гражданский человек, продолжал неугомонный Сергей, – не могу понять, как этот подонок мог попасть в такую серьезную секретную организацию, как ГРУ, в святую святых. Вот вы оба из ГРУ, – обратился он ко мне (Кадетову – Б.К.) и Владимиру, – можете объяснить мне, простому обывателю, далекому от разведки человеку? Ведь он в нашей второй гвардейской, как мы себя называли, роте был самый заурядный по всем показателям суворовец. Сколько было у нас настоящих классных парней: смелых, умных, сильных. А вот этого кретина взяли… Помните, какие сцены он закатывал в Калинине в бане. Такие вещи мог позволить себе только дегенерат. Я как сейчас помню, как он иногда расходился. Эта сцена стоит перед моими глазами. В бане пар столбом поднимается к потолку, голые мускулистые ребята столпились вокруг Резуна. Он стоит маленький, толстенький и держит речь: “Вот вы, умники-отличники, спортсмены-разрядники, силачи. А кто из вас может потягаться со мной вот в этом? – при этих словах Резун демонстрировал свои мощные генитарии. – Не стесняйтесь, – расходился он, – покажите ваши жалкие пиписки. И вы убедитесь, кто из нас настоящий мужчина” (С. 321).
— Эти представления мы все хорошо помним, конечно, – не дал закончить Владимир Сергею свой монолог.
— Уверен, – снова заговорил Сергей, – что уже в училище у него были психические отклонения. Мы-то об этом знали еще в Калинине. Только помалкивали. Считали детскими шалостями… Это и привело его в конце концов, по моему мнению, к предательству.
— Скажи, Сергей, – обратился я (Кадетов – Б.К.) к нему. – А в чем, собственно, выражались вот эти его детские шалости?
— И Алексей, и Володя, – отвечал Сергей, – да и некоторые другие ребята из нашего взвода знают. У нас было два выродка, не хочу называть их фамилии… Вероятно, они от природы были дегенератами, сексуальными маньяками. Они проделывали с Резуном все эти штучки. Это не могло остаться незамеченным. Он опозорил все наше суворовское братство. Его, ублюдка, убить мало” (С. 322).
Интересно было бы подойти в этот момент к их столику, прервать диалог и спросить, глядя им в глаза: “Если правда все это о “детских шалостях”… то где были вы? Почему молчали, когда над вашим товарищем по роте, Володей Резуном, два маньяка измывались? Где вы были, “смелые, умные, сильные”, когда садист К. после отбоя перебирался в постель к Резуну и заставлял целоваться с ним? Почему молчали? Почему не поднялись с постелей и, намотав ремень одним концом на руку, не подошли к подонку, и не врезали пряжками так по заднице, чтобы он неделю сесть на нее не мог? Почему не подняли роту по тревоге и не поставили малолетних педерастов перед строем? Почему не защитили товарища своего? Молчите, нечего сказать… Предали вы товарища, предали в те далекие шестидесятые годы! И преподали ему урок, урок предательства на всю жизнь. Пришло время – он отплатил той же монетой. Но… если правда все это о “детских шалостях…” А если ложь?

Монолог на рассвете
Эх, был бы у меня в руках автомат Калашникова. Бросил бы я сектор предохранителя вниз на автоматический огонь. Затвор рывком назад и всех предателей нашей многострадальной земли славянской… Вот только с расстрельным списком проблема. По какому принципу его составлять?
Если по алфавиту, то начинать надо с Горбачева, который партию, страну и народ предал. За ним вся компартийная рать, номенклатурщики, генералы, полковники и иные отщепенцы, рангом мельче и мельче… Резун-Суворов, под какой фамилией его в список не включай, где-то в самом конце стоять будет. Неподалеку от Яковлева. Если исходить из ст. 6 Конституции СССР, где записано, что “партия – руководящая и направляющая сила советского общества”, то начинать надо опять таки с Горбачева и партийных бонз разного масштаба и национальности, а Резун, как рядовой коммунист, опять где-то в конце списка оказывается. И снова неподалеку от Яковлева. Может быть по воинским званиям список составить? Однако, как ни крути, в строю с генералами и полковниками капитан Резун где-то на левом фланге затеряется. Огромен расстрельный список получается, и пока до Резуна-Суворова очередь дойдет, то либо он сам тихо преставится, отметив в кругу родных и почитателей 100-летие выхода в свет “Ледокола”, либо патроны к “калашу” закончатся. Обидно! Одна надежда остается, что найдется вдруг новоявленный Гаврила Принцип и прочтет он литературные измышления типа “Ледокол”–”Тень победы”–”Беру свои слова обратно”, и воспылает его славянская душа праведным гневом против фашистского прихвостня – врага всего прогрессивного человечества – Резуна-Суворова! Продаст он последнюю рубаху с плеча, прилетит в Лондон и пригласит Суворова на чашку чая в “Сосновом баре” отеля “Millennium”. Закон “Аквариума” прост и неизменен: вход – рубль, выход – два, а рука правосудия длиннее ног предателя.

София – Лондон – Женева – Москва – Черновцы – Киев
Апрель 2007 г.

Автор: Богумил Костов


Использованная литература

Буковский В. Монумент человеческой слепоте, 1992 / Суворов В. Ледокол. День «М» / Худож. Ю.Д. Федичкин. — М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.
Воронов В. «Связной «голубых шпионов». «Винегрет», 1998, март. № 11 (58).
Всемирная история шпионажа / Авт.-сост. М.И. Умнов. — М.: Олимп; ООО «Фирма «Издательство АСТ», 2000.
Ганн Н. Ева Браун: Жизнь, любовь, судьба / Н. Ганн; Пер. с нем. И.В. Розанова. — М.: ООО «Издательство Астрель»; «Издательство АСТ», 2003.
Гелен Р. Служба. — М.: ТЕРРА, 1997. (Секретные миссии)
Геллер М. «Порядок в танковых войсках…», 1986 / Суворов В. Освободитель. Аквариум: Романы. — М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.
Гладков Т.К., Смирнов М.А. Менжинский. — М.: «Молодая гвардия», 1969.
Городецкий Г. Миф «Ледокола». Накануне войны. — М.: Прогресс-Академия, 1995.
Городецкий Г. Роковой самообман: Сталин и нападение Германии на Советский Союз / Пер. с англ. Л.Ю. Столяровой. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001.
Дикин Ф., Стори Г. Дело Рихарда Зорге. — М.: ТЕРРА, 1996.
Залесский К. НСДАП. Власть в Третьем рейхе. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.
Зигмунд А.М. Женщины Третьего рейха: М. Рейтер, И. Гесс, А. фон Риббентроп, Т. фон Харбоу,
З. Леандер, Э. Баур / Анна Мария Зигмунд; пер. с нем. Н.Н. Нестеровой. — М.: АСТ; Астрель, 2005. (Неизвестные знаменитости)
Ильинский М.М. Нарком Ягода. — М.: Вече, 2002.
Кашлинский Р. Английские аристократы на службе у КГБ.
Климов Г. Протоколы советских мудрецов. Нью-Йорк, 1981.
Красников Н. Аргентинский исследователь Абель Басти: Гитлер умер в Парагвае в 1964 году. «Комсомольская правда в Украине», 21 ноября 2006 г.
Любимов М.П. Записки непутевого резидента, или Will-o-the-wisp. Мемуар-роман с восемью командировками. — М.: Худож. лит., 1995.
Любимов М.П. Шпионы, которых я люблю и ненавижу. — М.: Олимп; ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998.
Любимов М.П. Декамерон шпионов: Роман. — М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 1998.
Мазер В. Адольф Гитлер. Легенда, миф, реальность / Пер. с нем. Л. И. Ясинской, Г. С. Завгородней. Серия «След в истории». Ростов-на-Дону: «Феникс», 1998.
Модин Ю.И. Судьбы разведчиков. Мои кембриджские друзья. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997.
Полмар Н., Аллен Т.Б. Энциклопедия шпионажа / Пер. с англ. В. Смирнова. — М.: КРОН-ПРЕСС, 1999.
Попов В.И. Советник королевы – супер-агент Кремля. — М., 1995.
Свеченовская И. Секс и советский шпионаж. — СПб.: «Издательский дом «Нева». — М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2002.
Суворов В. Последняя республика: Почему Советский Союз проиграл Вторую мировую войну / Худож. Ю.Д. Федичкин. — М.: ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998.
Суворов В. Освободитель. Аквариум: Романы. — М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.
Шааке Э. Женщины Гитлера / Э. Шааке; пер. с нем. Н.Н. Нестеровой. — М.: ООО «Издательство АСТ»; ООО «Издательство «Астрель», 2003.
Шохина В. Русский Джеймс Бонд. 1999 / Суворов В. Освободитель. Аквариум: Романы. — М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.
Adolf Hitler, Monologe im Fuhrerhauptquartier 1941-1944. Die Aufzeichnungen Heinrich Heims, hrsg. von Werner Jochmann, Hamburg 1980.
Guido Knopp, Hitler, Munchen, 1997.
Hamann Brigitte, Hitlers Wien, Munchen, Zurich, 1996.
Victor-M. Amela, «La Vanguardia», 2001. Перевод: Анна Гонсалес, Страна.Ru. Опубликовано на сайте inosmi.ru, 14.12.2001.