Самая ненациональная наука (эндокринология с самого ее рождения)

2 163 просмотра

Чарльз-Эдуард Броун-СекарПредставление о системном действии выделяемых в кровь химических агентов впервые было обнародовано в 1889 году в докладе Чарльза-Эдуарда Броун-Секара на заседании Биологического общества в Париже. Согласно представленным сведениям, прием самим ученым внутрь водного экстракта анимальных мужских половых желез вызвал у него увеличение физической силы и интеллектуальных способностей, наряду с усилением сексуальной потенции. Доклад незамедлительно получил громкий резонанс, причем как среди медицинской общественности, так и в неспециализированной прессе, сделав ученого, в некоторой мере, скандальной знаменитостью. Его отец был морским капитаном из Филадельфии (США), мать – француженкой, а сам Чарльз-Эдуард родился на острове Маврикий (принадлежавшем в то время Великобритании). Свою научную деятельность в течение всей карьеры ученый осуществлял попеременно в этих трех странах, так что эндокринологию можно изначально считать международной наукой.
Вне зависимости от противоречивого отношения к методу “гуморального омоложения”, перспективность идеи эндогенных химических регуляторов была воспринята рядом ученых, что побудило к изучению физиологических эффектов экстрактов различных органов. Уже в скором времени были получены данные о существовании многих веществ-регуляторов, и пришло время говорить о появившейся новой науке. В 1891 году Джордж Редмейн Мюррей успешно назначил экстракт щитовидной железы женщине, страдавшей микседемой. Затем, в 1894, Джордж Оливер и Эдвард Шафер стали авторами открытия продукта мозгового вещества надпочечников – адреналина. В 1903 году Уильям Бейлис и Эрнест Старлинг обнаружили и описали секретин, вслед за чем, Старлинг и предложил термин “гормон” для обозначения всех уже известных, и тех, что предстояло открыть, эндогенных химических регуляторов. Далее Пол Боуин и Пауль Ансель через год установили роль клеток Лейдига в формировании мужского фенотипа, через шесть лет Уильям Г. МакКаллюм и Карл Вегтлин открыли связь функции паращитовидных желез и обмена кальция, а спустя десятилетие Франческо Фарини одновременно с Рейнхардом вон ден Велденом впервые успешно применили экстракт задней доли гипофиза при несахарном мочеизнурении. “Золотой век” эндокринологии начался. Тогда даже скептикам стало очевидным влияние гормонов на практически все функции организма. Триумф же состоялся в 1921 году, когда Джозеф А. Лонг и Герберт М. Эванс (Ивенс) описали гормон роста и его действие, а в сентябре – Фредерик Грант Бантинг и Чарльз Герберт Бест открыли инсулин, производство которого было начато в следующем году.
Фредерик Грант БантингАкадемическое воплощение новой науки шло не менее впечатляющими темпами: в 1910 году Артур Бидль – профессор общей и экспериментальной патологии Германского университета в Праге – опубликовал первый в истории учебник эндокринологии, почти одновременно переизданный на английском. Этот его труд “Внутренняя секреция: Основы физиологии и значение для патологии” (Biedl A. Internal Secretion: The Basic Physiology and Significance for Pathology. Urban & Schwarzenberg, Berlin, 1910) включал в себя указания на более чем 8500 литературных источников, из которых мене 1% датировались 1888 годом и ранее. Это значит, что в течение первых 20 лет существования науки о внутренней секреции издавалось по 400 публикаций ежегодно. Второе издание учебника в 1916 году обобщало данные уже почти 10 тыс. научных работ многих и многих авторов.
В передовых странах эндокринологи объединялись в научные общества (носившие, впрочем, самые разные названия), а в 1917 году в США начали издавать журнал “Endocrinology”. За ним последовали “Endocrinologia e Pathologica Constituzionals” в Италии, “Revue Francaise d’Endocrinologie” во Франции и “Endokrinologie” в Германии.
Столь стремительный прогресс, несмотря на мировые политические потрясения конца XIX – начала XX века, был обусловлен накоплением обширных эмпирических данных в предшествующие полстолетия. В самом деле, удалось найти связь целого ряда заболеваний и патологии определенных органов: сахарного диабета – и поджелудочной железы, Аддисоновой болезни, наряду со злокачественной артериальной гипертензией – и надпочечников, болезни Грейвса, а также микседемы – и щитовидной железы, акромегалии/гигантизма – и гипофиза. За этим последовало формирование представлений о недостатке выработки или же напротив – гиперпродукции такими органами эндогенных химических регуляторов.
Чарльз Герберт БестБольшое значение для развития эндокринологии имел интерес со стороны финансово-промышленных кругов, поскольку руководители некоторых фармацевтических компаний увидели блестящие экономические перспективы разработки и производства гормональных лекарств. Так, уже в 1901 году поддержка Компании Парке-Дэвис позволила американцу японского происхождения Йокики Такамине выделить эпинефрин (адреналин) в чистом виде, а американцу Томасу Беллу Олдричу – определить структуру гормона. В 1904 году немецкий химик Фридрих Штольц впервые искусственно синтезировал соединение.
Затем был полный неожиданностей и удивительных открытий путь развития эндокринологии до наших дней, 16 раз ознаменованный присуждением Нобелевских премий в области физиологии и медицины. Самое недавнее награждение состоялось в 1994 году, когда Алфред Г. Джилман и Мартин Родбелл получили награду за открытие “G-протеинов и их роли в передаче внутриклеточных сигналов”.
К удивлению многих, успехи молекулярных и генетических исследований привели в конце XX века к появлению мнений об “утрате эндокринологией фундаментального характера и поглощении всех ее аспектов молекулярно-клеточной биологией” (рассматривается в Hansson V. et al., 1996). Не углубляясь в изложение приводимых аргументов, позволим себе назвать это не более чем претензией на понимание сущности эволюции современной науки, хотя таким авторам похоже никогда даже не приблизиться к глубине “Суммы технологий” Станислава Лема (Lem S. Summa Technologiae. Wydawnictwo Literackie, Krakow, 1964). Ведь с общенаучной, научно-медицинской и, самое главное, практической точки зрения, эндокринология неизменно есть и продолжает быть фундаментальной дисциплиной в системе знаний о человеке.


В 1894 году Джордж Оливер, врач из г. Харрогит (Harrogate, графство Норт-Йоркшир, Великобритания), предполагая возможность увеличить артериальное давление у страдающих гипотонией больных при помощи экстрактов вещества надпочечников, приготовил вытяжку на глицерине из адреналовой ткани крупного рогатого скота, приобретя материал у местного мясника. В результате введения препарата своему сыну (!!!) он наблюдал сужение лучевой артерии предплечья (по мнению сэра Генри Дейла – лауреата Нобелевской премии 1936 года в области физиологии и медицины, этот мальчик заслуживает памятника). Затем Оливер направился в Лондон и убедил известного своим скептицизмом фармаколога Эдварда Шафера сделать инъекцию экстракта собаке, у которой был установлен интраартериальный бародатчик. Кривая сосудистого давления, полученная при этом на кимографе (самопишущем приборе), стала классическим результатом этого навсегда ставшего известным эксперимента.

Графикa – давление в левом
желудочке сердца
b – давление в левом
предсердии
c – сосудистое артериальное
давление
d – интервал инъекции
(Schafer E.A., 1916)