Тот, кто выпустил на свободу «бич человечества», или Зигмунд Фрейд в истории наркомании

2 407 просмотра

В 1999 году ФСБ Российской Федерации были получены материалы о спецоперации спецслужб США по ввозу в страну наркотических препаратов для распространения среди проживающих в США лиц афроазиатского происхождения с целью результирующего сохранения превалирующего этнического соотношения в пользу белого населения. Закупленные наркотические средства были типов, пользующихся наибольшим спросом среди указанных лиц. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что указанную спецоперацию можно оценивать как применение биологического оружия этнического характера. В свете развития современного мирового информационного пространства, события следует рассматривать под широким углом как испытательную меру в спектре подготовки воздействия биологического оружия этнического характера на специфическую целевую популяцию (Калашников М., Крупнов Ю., 2007).
Предлагаемая статья подготовлена на основании сведений из отечественных и зарубежных источников.

Начиная с XIV века общество относилось к наркотикам как к лекарственным средствам, принимаемым по медицинским показаниям, однако уже было хорошо известно, что наркотики могут служить целям получения удовольствия. А уже в 1822 году английский поэт Томас де Куинси написал нашумевшую книгу “Исповедь человека, употребляющего опиум”. К концу ХIХ века о дивных и замечательных свойствах опиума писали и говорили именитые литературные и научные деятели – Элизабет Баррет Браунинг, Самуэл Колридж, Уильям Халстед, Вальтер Скотт, Перси Шелли и др.
В 1857 году Фитц Хуг Людлоу опубликовал свою книгу “Поедатель гашиша”, в которой детально и заманчиво описал собственный опыт употребления каннабиса в течение четырех лет. Вслед за ним эффекты каннабисного опьянения были представлены в литературных трудах многих французских авторов. Теофиль Готъе живописно изложил свое посещение в 1840-х годах парижского “Клуба любителей гашиша”, где неоднократно наслаждался сладким кушаньем “давамеск”, содержащим это вещество. В свою очередь, кокаин с некоторого времени вообще стал самым популярным стимулятором в среде творческой элиты. Его принимали Артур Конан Дойл, Роберт Льюис Стивенсон, Томас Эдисон, Жюль Верн, Эмиль Золя, Генрик Ибсен и даже президент США генерал Грант.
К концу ХIХ века были в целом созданы благоприятные социальные условия для распространения наркомании. Общество постепенно переставало видеть в наркотиках исключительно медицинские препараты, а их действие все более связывалось с регуляцией общего жизненного тонуса, настроения и творческой активности. Морфинистов, героиноманов и кокаинистов становилось все больше не только в среде творческой интеллигенции и “богемы”, но и вообще среди представителей образованной части общества. Момент был чрезвычайно благоприятный для людей, которые хотели прославиться, сделать себе имя и заработать большие деньги. Достаточно было первым громогласно заявить о пользе наркотиков и возглавить движение по их распространению в широких слоях населения, чтобы навсегда войти в Историю. Такой человек быстро нашелся – им стал молодой, амбициозный, вечно нуждающийся в деньгах врач Зигмунд Фрейд.
В 1887 году Фрейд предпринял усилия замять скандал, связанный с обвинением его в популяризации наркотиков. Используя существовавшие тогда сомнения врачей в пользе инъекций как метода введения лекарств, он делает предположение, что во всем виноват не кокаин, а его способ применения. При этом он не стал вспоминать, что в 1885 году в статье, направленной в Венское психиатрическое общество, сам рекомендовал делать подкожные инъекции кокаина “безо всяких ограничений”.
Имела место и еще одна неприятность. Летом 1884 года, когда Фрейд еще был полон энтузиазма по поводу кокаина, его более молодой коллега по больнице офтальмолог Карл Коллер открыл анестетическое свойство этого вещества. В результате была разработана местная анестезия. Жаждавший славы Фрейд тяжело пережил успех своего коллеги. Карл Коллер вошел в историю клинической медицины (анестезиологии), а Фрейд – нет. Тем более обидно, что Коллер ставил опыты на лягушках, а он, Фрейд, – на людях, которые его же и обвинили в пропаганде наркотиков.
Фрейд счел необходимым объяснить потомкам свою научную недальновидность, а потому в своей автобиографии 1925 года он попросту обвинил во всем произошедшем любимую невесту Марту, утверждая, что именно из-за встречи с ней он был вынужден внезапно прекратить работу над кокаином. “Сохранить лицо” после разоблаченной авантюры с кокаином Фрейду помогло также и то, что в европейских столицах медики сохраняли корпоративность и старались замалчивать ошибки друг друга, даже если они были преступны. В дальнейшем Фрейд продолжал употреблять кокаин для улучшения своего общего самочувствия. Кроме того, наркотик помогал ему общаться с богатыми и знаменитыми людьми.
Следует подчеркнуть, что история 3игмунда Фрейда хотя и является ярким примером преступной врачебной недальновидности, была отнюдь не единственной в своем роде. Попытка популяризировать наркотики в качестве лечебного средства оказалась свойственна в тот период врачам практически во всех развитых странах. Например, в России в 1833 году профессор Спасский настоятельно рекомендовал “пьяниц горьких” пользовать от “белой горячки” по методу английского врача Паули, советовавшего больному поутру выпивать небольшую рюмку водки, а на ночь принимать один–два грана (один гран равен 64,8 мг) опия в экстракте и натирать тело мазью, настоянной на опиуме же. Позднее зависимость от опия активно пытались лечить изобретенным к тому времени морфием (1803–1817 годы). По этому поводу журнал “Современная медицина” писал в 1866 году: “…Морфий всегда действует и не требует увеличения приема, то есть больные к нему не привыкают, как привыкают к опию”. Чуть позже очередным “лекарством”, применяемым в лечении, стал тот же кокаин.
Еще позже алкоголизм, опиоманию, морфинизм и кокаинизм пробовали лечить изобретенным во второй половине ХIХ века героином. Доктор М. Брейтман в 1902 году настоятельно рекомендовал героин со страниц одного медицинского издания широкому кругу читателей как препарат, “вентилирующий легкие”, что в первую очередь предназначалось для русских спортсменов. Предлагалось его употреблять и в “антибронхиальных” целях. При этом в случаях привыкания к героину доктор Ладынженский рекомендовал обязательно увеличить дозу наркотика.
Серьезный толчок в распространении бытовой наркомании российская медицина дала в конце 20-х годов, когда на селе стали открыто рекламировать и продавать пасту опия. Ее стали интенсивно использовать крестьянки, дававшие наркотик грудным детям вместо более безобидного отвара мака, не всегда имевшегося под рукой. Делалось это в целях успокаивания детей на период хозяйственных работ матери. В результате началась эпидемия детской наркомании.
Русский востоковед (тюрколог, иранист, монголовед) И. Березин (1818–1896) после пребывания в Каире в 60-х годах ХIХ в. активно рекламировал бытовое использование гашиша и был убежден в том, что таковой “при умении удержаться от излишеств, просто безвреден”. Исследователь “русского гашиша” И. Максимович (проводя опыты с гашишем на людях “весьма интеллигентных”), подчеркивал, что они характеризовали свое состояние после приема гашиша не иначе как “восхитительное” и требовали у организаторов эксперимента не мешать им в их галлюцинациях и не прерывать сон.
Вскоре в одном из венских медицинских журналов Фрейд публикует статью под названием “О коке”, посвященную своей невесте и содержащую “гимн во славу этого магического вещества”. Работа в основном состояла из обзора литературы на эту тему. Весь материал был представлен пристрастно: автор подбирал только те данные, которые могли “доказать” эффективность кокаина. По мнению Фрейда, вещество изменяет метаболизм в организме, позволяя произвести больший объем работы при приеме меньшего количества пищи. Похоже, что Фрейд считал, что кокаин мог стать заменителем пищи, воздействуя неизвестным (на то время) способом на центральную нервную систему. При этом Фрейд уверял своих читателей, что кокаин не вызывает “абсолютно никакого пристрастия”. В частности, лечение Флейшля, которое началось в мае 1884 года, еще до написания статьи “О коке”, поначалу, казалось, давало положительные результаты. Но к 1885 году пациент пристрастился к новому наркотику и стал принимать его в огромных дозах. В итоге Флейшль стал первым клиническим кокаинистом в Европе и перенес тяжелый кокаиновый психоз, чуть не повлекший его к гибели. Еще год или два Фрейд продолжал восхвалять наркотик, пока в 1887 году не вышла его последняя статья на эту тему, где он признает, что использование кокаина морфинистами может быть опасным. К этому времени его уже обвинили (это сделал Альбрехт Эрлевмейер, известный психиатр) в том, что он помог выпустить на свободу “бич человечества”.
Даже когда польза кокаина стала вызывать серьезные сомнения, Фрейд оставался непоколебимым в своей вере. Эрнест Джонс в 1952 году в личном письме Джеймсу Стрейчи, переводчику трудов Фрейда на английский, писал: “То, как Фрейд навязывал всем кокаин, должно быть, делало его настоящей угрозой для здоровья людей… Его интересовали только чудесные свойства вещества, которое он сам принимал в слишком больших количествах” (Иванич Ю., 2005а).


Фраза Зигмунда Фрейда “Иногда сигара – это действительно сигара” имеет множество значений, в связи с чем и стала столь известным его изречением. ФрейдПрежде всего, в этом проявляется убеждение ученого в своем исключительном таланте по сравнению с другими современниками-аналитиками. Кроме того, и, вероятно, что самое важное, она показывает причины неспособности психиатров объективно рассматривать любую из своих проблем. Далее, фраза подчеркивает тот факт, что психоанализ Фрейда определенно не носит объективный характер и не может быть проверен, что делает всю теорию ненаучной, и эта проблема длительное время довлела над психологией. Последняя из причин (а быть может, она же – и первая) такой известности фразы состоит в ее юморе. Любому, кто достаточно знаком с зацикленностью Фрейда на фаллических понятиях, очевиден юмористический смысл высказывания.


Президент США Д.Ф. Кеннеди принимал амфетамин как обезболивающее средство, премъер-министр Великобритании У. Черчилль – как антидепрессант. В настоящее время вещество применяется пилотами реактивной авиации США для снятия психологических нагрузок, при этом пилот письменно подтверждает, что информирован о последствиях приема его препаратов. В свою очередь командование оставляет за собой право не допустить летчика к полетам, если он отказывается от приема таких средств (Юдина А., 2005)
Известный психиатр Станислав Гроф совмещает в настоящее время ЛСД-терапию, древний способ погружения в измененное состояние сознания (“холотропное полное дыхание”) и методику надавливания руками на определенные участки тела у пациентов, страдающих психическими заболеваниями (Иванич Ю., 2005б).


Литература:
Иванич Ю. Наркотики и терроризм.
М., ВЕЧЕ, 2005а, с. 271–277.
Иванич Ю. Наркотики и терроризм.
М., ВЕЧЕ, 2005б, с. 458.
Юдина А. Не спать. Популярная механика 2005; 4: 67–70.

Автора:
Вадим Большаков
Владимир Федько