Вселенское зло (очерки истории голода), часть III

2 652 просмотра
В Африке говорят,
что есть голод малый,
и есть голод большой.

Кого мучит малый голод –
тот хочет денег.

А кого большой –
тот думает о смысле жизни.

Автор неизвестен

Голод в Африке
Прошлое – вечная беда
Голод … Одним из древнейших достоверных его свидетельств является “стела голода”, высеченная на стене гробницы на острове Сехель (Sehel), датируемая периодом Птолемея во времена III династии Египта. Надгробие испещрено письменами, повествующими об ужасном голоде, опустошившем древнюю страну в царствование фараона Джосера 3000 лет до нашей эры. Иероглифы донесли до нас слова верховного правителя страны: “Я скорблю на своем высоком троне по поводу огромного несчастья: в мое царствование воды Нила не разливались семь лет. Легкими стали зерна, не хватает хлеба и другого продовольствия. Каждый ворует у своего соседа. Люди хотят идти быстро, но не в силах идти вовсе. Дети плачут, и юноши еле передвигаются, подобно старцам; души людей угнетены; ноги у них подкашиваются и волочатся по земле; руки их недвижно покоятся на груди. Придворные мудрецы не могут подать никакого совета. Распахнуты кладовые, но в них нет ничего, в них гуляет ветер. Все запасы истощились” (Graves R.A., 1917).
Документальные данные, повествующие о шествии голода по африканскому континенту, накоплены с глубокой древности. А голод царствует там и поныне, повелевая в той или иной форме судьбами народов. В одних случаях это безжалостный голод, периодически опустошающий полузасушливые степи на се-вере, так красочно описанный J. Nouvel (1949), в других — хроническое недоедание, постоянно терзающее жителей экваториальных лесов и тропической саванны. Ни один уголок, ни один клочок африканской земли не избежал голода. Вся Африка без исключения – исторически континент голода. Именно в голоде и в хроническом недоедании кроется одна из основных причин отсталости стран континента.
Поразителен сам факт, что несмотря на обширность территории и сравнительно немногочисленное (менее 1 млрд) население, Африка не в состоянии избежать постоянного голода. Континент почти целиком расположен в тропическом поясе и этим отчасти обусловлены трудности местного производства продуктов питания – более половины всей его площади это зоны мало- или совершенно непригодны для проживания и деятельности человека (тропические пустыни и экваториальные джунгли). При этом в пустынях главным препятствием для развития земледелия является постоянный недостаток воды, а в джунглях – относительная бедность почв. Так же как и в Латинской Америке (см. НМТ №6/2006), экваториальные почвы, как правило, бедны и в результате постоянной обработки быстро истощаются. В саваннах и степях характер почв несколько более благоприятен, однако нерегулярное и не поддающееся сколько-нибудь реалистичному прогнозу выпадение осадков ограничивает возможности ведения продуктивного сельского хозяйства и получение устойчивых урожаев.
Впрочем, неблагоприятные природные факторы в Африке могли бы быть преодолены или, по крайней мере, сведены к минимуму путем разумной деятельности человека. Ведь наряду с применением соответствующих научно-технических методов можно было бы использовать опыт туземного населения. Но случилось обратное – трудности, испытываемые Африкой, значительно осложнились в свое время в результате плохо продуманной деятельности европейцев. Еще с античных времен, когда Рим утвердил свое владычество над всей Африкой к северу от Сахары, систематическое разграбление всегда оставалось главным методом. “Delenda est Carthago” (Карфаген должен быть разрушен» (лат.), римский сенатор Катон) – красноречивый лозунг, выражавший кодекс поведения европейских завоевателей.
В новой истории колонизация Африки также началась под флагом меркантилизма. Европейцы, достигшие ее западного побережья в XV веке, думали лишь о прибыльной торговле – как проще и быстрее завладеть товарами, которые можно было сбыть по высоким ценам в европейских странах. По мере же проникновения вглубь континента и захвата наиболее плодородных долин белые систематически оттесняли негров, вынуждая их селиться все выше по склонам и возделывать земли, которые быстро истощались вследствие эрозии почв (Harroy J.-P., 1949). Насаждение плантационного хозяйства предельно отрицательно сказалось на экономическом состоянии Африки. “Плантации превратились в настоящие фабрики, единственной целью которых было производство сахара, кофе и других дорогостоящих товаров; производство продовольствия прекратилось, и земли независимо от местных потребностей засаживались какой-нибудь одной культурой” (Leroy-Beaulieu P., 1882).

Северная (“белая”) Африка
Количество пищи, которым располагают скотоводы и земледельцы Северной Африки, находится в полной зависимости от выпадения осадков. Это типичная страна библейских “тучных и тощих” лет – чередующихся периодов изобилия и острой нужды. Стоит сократиться количеству осадков, и большинство полей и лугов засыхает, а скот начинает падать от голода и болезней. От бедствий, вызываемых такими неблаго-приятными климатическими условиями, больше всего страдают земледельцы и скотоводы степных районов (Nouvel J., 1948).
Экваториальная и южная
(“черная”) Африка
В экваториальной зоне, где пространства джунглей огромны и плотность населения низкая, туземцам до появления белых колонистов удавалось довольно успешно поддерживать хрупкое равновесие своего пищевого рациона. Исследователи, изучавшие питание этих племен, стоявших на первобытной ступени развития, указывали на отсутствие у них каких-либо признаков недостаточного питания. W.A. Price (1939), обследовавший шесть племен Кении, питавшихся примитивной пищей, не обнаружил ни одного случая гниения зубов (кариеса). Но после того, как те же племена стали питаться пищей цивилизованного человека, у очень многих негров немедленно начали портиться зубы. В свою очередь, в Бельгийском Конго, хотя пища туземцев была не очень калорийна, в ней не было недостатка основных элементов питания (Bigwood Е.J., Тrоlli G., 1937). С приходом европейцев эти первобытные обычаи питания претерпели изменение, что резко отрицательно сказалось на здоровье туземного населения. Более того, в различных частях Африки уже более ста лет распространена детская болезнь квашиоркор, возникающая на почве систематического серьезного недоедания и почти всегда имеющая смертельный исход. Заболевание, проявляющееся прекращением роста, отеками, жировой дистрофией печени, увеличением живота и иногда депигментацией кожи и волос, есть результат тяжелого, в первую очередь – белкового голодания.
Население районов Африки, расположенных вне тропической зоны, питалось и питается так же плохо или даже еще хуже. Когда здесь появились первые голланд-ские колонисты, они нашли туземные племена, состоящие из сильных, здоровых людей. Но долгие годы борьбы с захватчиками и последовавшие многочисленные междоусобные и гражданские войны совершенно дезорганизовали местную экономику. В результате, эти племена перешли на питание почти исключительно кукурузой. Так, в Транскее (территория “за рекой Кей” на востоке Южной Африки) в 40-е годы прошлого века из 11 тыс. обследованных детей 84% постоянно ели один раз в день, 14,9% – два раза и не более 0,6% – три раза в сутки. Все они питались одной лишь кукурузой, хотя и по-разному приготовленной, только 40% детей получали в пищу молоко и лишь 8% – свежие овощи в очень ограниченных количествах в течение непродолжительного времени года (Gillman J., Gillman Т., 1949). В 1942–1945 гг. в больницах г. Йоганнесбурга (ЮАР, в то время Южно-Африканский Союз) было зарегистрировано более 2 тыс. случаев заболевания пеллагрой.

Сегодня – ощущение безнадежности
Цифры
В начале 70-х годов в Африке насчитывалось 90 млн голодающих, в начале 80-х – 110 млн, в середине 80-х – 140 млн, а в середине 90-х – 210 млн. По уточненным данным, в 1997 году на юге, западе континента и в районе Африканского Рога голодали 35 млн человек. Есть страны, где доля голодающих и недоедающих людей во всем населении превышает 40% (Чад, Сомали, Уганда, Мозамбик) или составляет 30–40% (Эфиопия, Мали, ДР Kонго, Замбия).
Ежедневно от недоедания и недостатка медицинской помощи гибнет около 10 тыс. африканских детей (UNISEF, 2006).

Состояние почв
В горных районах Эфиопии и Эритреи часть земли так активно обрабатывалась в прошлом, что вряд ли ее можно будет когда-либо использовать для выращивания сельскохозяйственных культур. В экваториальной Африке почва квалифицируется как “деградированная” или “пришедшая в негодность” примерно на 72% пахотных земель и на 31% пастбищных угодий. Кроме того, что в почве не хватает некоторых важных элементов, ее плодородие из года в год уменьшается. Это связано с тем, что некоторые элементы, теряющиеся из-за вымывания почвы, эрозии и других причин, не восстанавливаются. По данным Международного института продовольственной политики, за последние 30 лет содержание питательных веществ в почве сократилось.

Политика и социальная демография
Африканские политические лидеры подвергаются политическому давлению. В сочетании с коррупцией и бесхозяйственностью это приводит к “отсутствию крепкого управления”, на что и указывают страны-доноры. “Плохое управление – главная проблема во многих африканских странах, которая имеет серьезные последствия для долговременного обеспечения населения продовольствием… Такие проблемы, как коррупция, тайные сделки и кумовство, могут существенно ослабить способность властей оказывать содействие экономическому развитию”, – говорится в заявлении Международного института продовольственной политики.
В 2004 году Alpha Oumar Konare, председатель Африканской Комиссии, напомнил участникам саммита Африканского Союза, что за последние полвека на континенте было 186 государственных переворотов и 26 крупных войн. По данным Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, сейчас в Африке насчитывается 4,8 млн беженцев.
Из-за ВИЧ-инфекции многие семьи лишаются кормильцев. Особенно серьезно эта проблема стоит в странах юга Африки, где заражено около 30% сексуально активного взрослого населения. По данным благотворительной организации Oxfam, когда один член семьи болен, производство продуктов сокращается на 60%, поскольку в этом случае на женщин ложится не только основная часть сельскохозяйственных работ, но и бремя ухода за больными.
Население стран экваториальной Африки в последние 30 лет росло быстрее, чем в остальных регионах, несмотря на большую смертность от пандемии СПИДа. В период с 1975 по 2005 год население в них более чем удвоилось и выросло с 335 до 751 миллиона. Ежегодный прирост в них составляет 2,2% (UNFPA, 2006).
Перспективы
Континент, который полвека назад, когда многие страны добились независимости, был более чем самодостаточным в плане производства продуктов питания, теперь является крупным импортером продовольствия. Если в 1966–1970 гг. имел место экспорт (в среднем 1,3 млн тонн продовольствия в год), то к концу 70-х гг. Африка импортировала 4,4 млн тонн продуктов питания ежегодно, а к середине 80-х — около 10 млн тонн. После обретения африканскими странами независимости производство сельскохозяйственной продукции на душу населения в них не только не увеличилось, но во многих районах даже снизилось. Ряд экспертов утверждают, что африканские фермеры только тогда смогут как следует сами себя прокормить, когда западные товары перестанут наводнять их рынки (Plaut M., 2006).
В настоящее время более 120 млн жителей Африки угрожает голод, поскольку большая часть ежегодной помощи разворовывается или тратится впустую. Такая помощь либо приходит слишком поздно, либо преследует не те цели и, в любом случае, решает лишь сиюминутные задачи, не касаясь причин проблемы. Чрезвычайная помощь Африке увеличивается, однако если страны-доноры не изменят путей ее применения, голод в Африке будет только ширится, приводя к более жестокой нищете и новым вооруженным конфликтам (Myltsev P., 2006).

Автор:
Олаф Йорген Хейселберг


Когда в Египте разразился чудовищный голодный мор 1201 года, в Каире жил врач Абд-аль-Латиф, который многое видел, еще больше слышал и все это записывал. Глава его книги “Поучительные размышления и воспоминания о событиях, которым я был свидетелем в Египте” (выпущенной между 1201 и 1207 годами) целиком посвящена данной теме. “В Мисре (Египте) в самом Каире, близлежащей округе, куда бы человек ни направил шаги, – повествовал врач – ему трудно найти место, где бы на глаза или под ноги не попадались трупы, отдельные оборванцы в последней стадии агонии или целые группы бедняков, находящихся в подобном же прискорбном состоянии. В пригородах и селениях вымерли почти все жители… Порой путник мог пройти через целый поселок и не встретить ни одной души, – только пустые дома, открытые двери да множество разложившихся и еще свежих трупов. В иных домах были значительные ценности, потому что некому было их украсть… Несчастным, изнемогавшим под бременем непосильной нужды, приходилось питаться падалью, трупами, собаками, экскрементами людей и животных. Они пошли дальше и достигли той стадии, на которой стали поедать собственных детей. Не было ничего необычного, если на улице кто-то предлагал купить ребенка, жареного или вареного. Правитель города приказал сжигать живьем и таких продавцов, и их покупателей. Я сам видел зажаренного младенца, лежавшего в корзине. Ее доставили к правителю вместе с мужчиной и женщиной, оказавшимися отцом и матерью ребенка. Правитель приказал сжечь их живьем. Когда бедняки первыми стали есть человеческое мясо, остальных славных жителей это настолько потрясло и ужаснуло, что они долгое время ни о чем другом не разговаривали. Поедание себе подобных было так распространено среди бедняков, что это стало причиной гибели большинства из них. Если бы я рассказал все, что слышал или видел собственными глазами, то многие бы мне не поверили. А я был свидетелем только лишь малой доли тех ужасов, которые творились вокруг. Порой мне и самому начало казаться, что я придаю слишком большое значение тому, как быстро изменилась наша жизнь…”